c2aa2715

Лотош Евгений - Делай Что Должно 2



ЕВГЕНИЙ ЛОТОШ
УСТ ТВОИХ БУРНЫЙ ВЕТЕР (ДЕЛАЙ ЧТО ДОЛЖНО - 2)
Анонс
Жанр - социальная НФ. Тридцать лет спустя после Пробуждения Звезд. Кокон
лопнул, и континуум Большой Вселенной постепенно аннулирует локальные
физические законы. Лишенный эфирных связок, Игровой Мир медленно
рассыпается на части в буквальном смысле слова. Цунами опустошают
побережья. Пылевые бури, землетрясения и извержения вулканов гонят на
север кочевые племена Сураграша. Истощенная земля не родит, северные
княжества на грани голодомора, а Храм призывает верных на святой поход
против язычников. Беспощадная война между Четырьми Княжествами и
племенами Сураграша, должная истребить большую часть населения, вот-вот
обрушится на Западный материк. И лишь один человек рискует встать против
надвигающейся бури в надежде если не предотвратить ее, то хотя бы
ослабить. Тилос, бывший Серый Князь, в одиночку идет против законов
озлобленного мира, и нельзя сказать, что некоторым Демиургам это
нравится.
Немногие верные сторонники и старые враги не в силах помочь ему
преломить ход вещей. Но некоторым из них суждено продолжить его дело...
Тошнотворно пахнет кипящим маслом. Свет факелов мечется по сырым стенам,
мешаясь с отблесками подкотельных костров. Обреченные ведут себя по-разному.
Кто-то всхлипывает, подвывая, кто-то молится, кто-то, сломанный пытками, просто
безучастно смотрит перед собой, покорно ожидая смерти.
Скрежещет дверь, и под негромкий речитатив "Преклоняеши" в подземелье
вступает Настоятель со свитой. Монахи в красно-коричневых рясах допросчиков
выступают по бокам, потупив глаза, но изредка поблескивая из-под глубоких
капюшонов острыми взглядами. При их виде в толпе зрителей вскипает быстро
обрывающийся ропот. Никто не знает, не суждено ли и ему завтра очутиться на
помосте, обнаженным, со связанными за спиной руками, остро чувствуя нагой кожей
подвальную сырость, мешающуюся со склизкими масляными испарениями.
Очищение, грозное и неумолимое, угодное Отцу-Солнцу, завершается, и массовые
казни остались позади, но и сейчас братья-расследователи выхватывают из стройных
рядов детей Храма то одну, то другую паршивую овцу. Все к лучшему, ибо
обновленный Храм Приморской Империи сможет с новой силой противостоять поганым
язычникам и внутренним врагам.
Голосит муэкан, и правоверные, словно подкошенные, падают на колени, вытянув
руки к небу, туда, где, невидимое, за толстой каменной кладкой сияет дарующее
жизнь дневное светило. Беззвучно повторяются слова молитвы. Воздеть руки к
невидимому небу - упасть ниц, воздеть руки - упасть ниц... Тринадцать
повторений, тринадцать священных движений, и Настоятель, подняв руку,
благословляет верных. Только нечистым грешникам и разоблаченным братьями мерзким
колдунам недоступно последнее напутствие. Им предстоит вечно гореть в лучах
Отца, бывающего не только милосердным, но и жестоким к оступившимся.
- Отец-Солнце явил свою волю, - негромко произносит Настоятель. Его хорошо
поставленный голос проникает во все уголки подземелья. - Сегодня мы отправляем к
нему на суд новых грешников. Не людям должно наказывать их преступления, но лишь
самому Отцу. Да станет его кара справедливой и окончательной! Делайте свое дело,
Избранные.
Избранные делают шаг вперед и с силой толкают обреченных в спины. С короткими
вскриками, тут же сменяющимися ужасными воплями боли, те падают с помостов в
котлы. Страшна их участь - выворачивающие суставы веревки отмерены так, что не
позволяют сразу погрузиться выше колен. В те



Назад