c2aa2715

Лотош Евгений - Серый Туман



Евгений Лотош.
Серый Туман
Пролог
Фонари еле светились посреди вечерней мглы. Серый туман клубился вокруг
них, превращая давно знакомую улицу в подобие огромного предбанника, в который с
внешнего космического холода ворвались клубы морозного воздуха. Явно холодало, и
промозглая погода, несмотря на относительно ранний час, загнала людей под крыши
домов. Татьяна торопливо цокала каблучками по асфальту, торопясь поскорее
оказаться в теплой квартире, где ее уже должен был ждать муж. С сыном, взятым на
четырехдневные каникулы из интерната. По такому случаю Татьяна сразу после
работы заскочила в гастроном неподалеку от музея, где была продавщицей хорошая
приятельница сестры. Недавно в спецотделе там отоваривались ответственные
работники секретариата, так что у продавщицы- совершенно случайно, конечно,-
остался полуфунтовый шмат буженины. Теперь Татьяна предвкушала, как она
приготовит печеную картошку с мясом, и как возрадуется желудок отпрыска после
двух месяцев интернатской пищи. Она сморщила носик, вспомнив первое и последнее
свое посещение тамошней столовой, результатом чего стал прямой и категорический
отказ показать там еще хоть раз даже кончик этого своего- не в меру
чувствительного, по мнению мужа- обонятельного органа.
Сзади раздались мягкие шаги и приглушенный кашель- из-за необычного для
этого времени года холода в последнее время многие ходили простуженными. Свернув
за угол, женщина краем глаза уловила, что за ней идут двое мужчин. Достаточно
молодых, чтобы еще не опасаться загреметь в армию, и достаточно сильные, чтобы
таскать мешки с углем на разгрузке вагонов, о чем молчаливо свидетельствовал
разворот их плеч. Парни лениво шли по улице, не оглядываясь по сторонам и вроде
бы не обращая внимания на редких прохожих, но Татьяне стало не по себе. Она еще
прибавила шагу- впереди уже маячил поворот на свою улицу. Оставалось лишь пройти
через маленький парк и мимо пары длинных панельных зданий, чтобы оказаться дома.
Фонарь в парке почему-то не горел, что случалось нечасто. В общем и целом
район считался вполне спокойным, даже образцово-показательным по части
преступности, но с десяток лет назад в этом парке ограбили племянницу какой-то
шишки средней руки из Службы Общественных Дел, и с тех пор разбитые мальчишками
лампы заменялись незамедлительно.
Молодая женщина почти миновала скверик, когда увидела впереди еще двоих.
Они неподвижно стояли у столба с потухшим фонарем, почти неразличимые в
сумерках. Только светились огоньки сигарет, подсвечивая их профили. Сзади
поспешно затопали затихшие было шаги преследователей. Двое впереди отбросили
сигареты в кусты и молча двинулись навстречу. Почему-то самым страшным Татьяне
показалась то мертвое безмолвие, среди которого все это происходило. Она
попыталась крикнуть, но тишина обволокла ее, сдавила горло и погасила еще не
родившийся крик. Парализованная ужасом, она замерла на месте.
Один из тех, что придвинулись спереди, сунул руку в карман и вытащил
маленький продолговатый предмет. Щелкнула пружина. В темноте смутно блеснуло
лезвие.
- Жить хочешь?- буднично произнес он.- Тогда молчи...
Сзади выдернули из руки сумку с заветной бужениной.
- Смотри-ка, мясцо!- Загоготал кто-то сзади еще почти мальчишеским,
ломающимся голосом.- Пожрем сегодня вечерком!..- Несмотря на вальяжность, в
голосе чувствовалась нервная дрожь.
- Заткнись, дурак,- сказал первый.- Услышит кто- кишки выпущу. Ну?-
придвинулся он вплотную к Татьяне.- Кричать будешь?- Изо рта у него



Назад