c2aa2715

Луганцева Татьяна - Женщина-Цунами 2



БЕЛОСНЕЖКА И СЕМЬ ТРУПОВ
Татьяна ЛУГАНЦЕВА
Анонс
Прошло совсем немного времени со дня открытия стоматологической клиники Яны Цветковой, а в народе это заведение уже называют "Белоснежка и семь трупов".
Вместо того чтобы демонстрировать, как они бодры и жизнерадостны после посещения клиники "Белоснежка", пациенты погибают, обгорая до неузнаваемости, так что идентифицировать их можно только по зубам! А вскоре в плавательном бассейне обнаруживается дочиста обглоданный пираньями скелет некоего Щавелева - хирурга Яниной клиники.

Именно он в свое время принимал тех несчастных, которым было суждено, залечив зубы в "Белоснежке", попасть в огненный ад еще на земле. И владелица злосчастной клиники самостоятельно взялась за расследование всей этой чертовщины.
Глава 1
Ася - худая, высокая девушка с большими глазами чайного цвета - стояла у окна и умиротворенно смотрела на зимний пейзаж. Вид из окон, выходящих в парк, ей очень нравился. Заснеженные деревья выстроились вдоль дорожек, по которым с визгом носились разрумянившиеся дети.
Единственно, к чему Ася не могла привыкнуть, - это ко второму этажу, так как всю жизнь прожила на верхних этажах в многоэтажных домах. В эту квартиру, принадлежащую ее гражданскому мужу Борису - капитану речного флота, Ася переехала месяц назад, оставив свое жилье пустовать, так как ее окна выходили на широкий, загазованный проспект и рядом не наблюдалось ни одной зеленой посадки.
Хрупкий, точеный силуэт Аси на фоне окна нарушал слегка округлившийся живот. Ася была беременна. Многие называют это положение интересным, хотя что интересного встречать каждое утро в обнимку с унитазом, когда токсикоз выворачивает тебя наизнанку?

Может быть, некоторым интересны еженедельные походы к гинекологу или покрывшееся прыщами лицо, как у подростка? Некоторым женщинам, наверное, интересно наблюдать, как на отекших ногах появляются и потом медленно исчезают ямки от надавливания пальцем, к тому же очень увлекательно покупать себе туфли на два размера больше, особенно если и до беременности у тебя был немаленький размер.

Ася так и не могла решить для себя, что в этом "интересном положении" интереснее всего для нее, тем не менее она находилась уже на четвертом или пятом месяце. Поэтому супруги на семейном совете решили, что лучше для здоровья будущей мамы и будущего новорожденного жить в квартире Бориса и дышать свежим воздухом раскинувшегося за окнами парка.
Ася пребывала в состоянии ожидания неизведанного и непонятной ей тревоги, разные мысли кружились в ее голове. Ася даже раньше декретного отпуска оставила адвокатскую практику, боясь навредить будущему позднему первенцу. Она правильно рассудила, что посещение тюрем и общение с невинными, с их точки зрения, людьми вряд ли пойдет долгожданному ребенку на пользу.
Перед ее глазами всплыло потное лицо двадцатилетнего парня в веснушках, смотрящего на нее сквозь толстые стекла сильно увеличивающих очков и надрывно кричащего ей, словно Ася носила на груди значок слабослышащих людей.
- Да! Да! Да!

Это я убил свою мать, но разве я в этом виноват?! - Взгляд его светлых, честных глаз проникал в самую душу. - Разве я виноват, что она произвела меня на этот свет, а нормальных условий для существования не предоставила?! А когда я попросил ее отдать мне свою пенсию, единственное, чем она могла помочь своему собственному ребенку, она вдруг вспомнила, что ей на эти деньги надо есть и пить! - Подследственный вытер оплеванные губы и продолжил:
- Представляете, она снова подумала о себе! И вот,



Назад