c2aa2715

Луганский Сергей Данилович - На Глубоких Виражах



Сергей Данилович Луганский
На глубоких виражах
Аннотация издательства: В центре Алма-Аты, в родном городе
прославленного советского летчика Сергея Даниловича Луганского, стоит
бронзовый бюст ему, дважды Герою Советского Союза. Свой боевой путь Сергей
Луганский начал еще во время войны с Финляндией. В годы Великой
Отечественной войны он покрыл себя неувядаемой славой как
летчик-истребитель, сбив несколько десятков вражеских самолетов, доведя
технику владения машиной в воздухе до совершенства. Немецкая служба
наблюдения всякий раз предупреждала своих летчиков при появлении самолета
Сергея Луганского: "Ахтунг! Ахтунг! В небе Луганский!" С первого дня до
сражения у ворот фашистской столицы прошел дороги войны С. Д. Луганский. Он
воевал на Дону, под Харьковом, в небе Волгограда и Курска, его полк
прославился в воздушных боях над Польшей и Германией. В своих записках
летчик Луганский рассказывает о боевых буднях советских соколов, о
труднейшей военной профессии истребителя.
КРЫЛЬЯ
Звенящая жара над оренбургской степью. Сухой горячий ветер дует ровно и
сильно. Пепельно-сизый ковыль послушно клонится под ветром, и если долго
смотреть вдаль, то кажется, что по выжженной степи одна за другой
прокатываются однообразные седые волны. Но мертва степь, и нет в ней
никакого движения. Разве прогонит порой иссохший комок перекати-поля да в
знойном, обесцвеченном жарой небе величаво и сонно проплывет на немыслимой
высоте еле видимый крестик степного стервятника,
Тихо, сонно, безжизненно в степи.
Но вот где-то неподалеку, в стороне, раздаются резкие, оглушительно
стреляющие в степной тишине выхлопы авиационного мотора. Треск мотора все
громче, скоро слышится лишь слитный ровный гул. А вот наконец и сам самолет.
Сорвавшись с недалекого аэродрома, маленькая машина проносится низко над
нашими головами и взмывает в безоблачное небо.
Это боевой самолет, истребитель И-5.
Задрав головы, мы с восхищением наблюдаем за истребителем.
Мы - это вчерашние восьмиклассники, только-только приехавшие по
комсомольскому призыву в Оренбургскую школу летчиков. Никто из нас еще не
видел боевых машин, не сделал выбора: кем быть, истребителем,
бомбардировщиком, штурманом? Поэтому, не обращая внимания на иссушающий
ветер, на яркий, режущий глаза солнечный свет, мы не отрываясь смотрим, как
уходит в бескрайний воздушный простор маленькая стремительная птица. Болит
шея, от напряжения ломит затылок, А летчик в небе начинает творить чудеса.
Еще не набрав достаточной высоты, истребитель вдруг переворачивается через
крыло - раз, другой, третий! Потом пилот бросает машину резко вверх, и она,
послушная умелым рукам, взмывает почти по вертикали. Легко и непринужденно
следует целый каскад фигур высшего пилотажа. Мощный гул мотора стоит над
степью. Вот самолет накренился на крыло, - круче, круче! - и в таком
положении описал безупречно чистую мощную кривую. Какой глубокий вираж!
- Ну? - толкаю я своего приятеля Николая Мурова, с которым мы вместе
приехали из Алма-Аты.
- Да-а... - ошалело шепчет он, потирая занемевшую шею.
Рокот мотора замирает в безбрежном воздушном океане. И мы тут же
решаем, что будем истребителями,
только истребителями. Неизвестный летчик на своей послушной машине
покорил нас безраздельно.
...Кажется, все это было так недавно, но на самом деле я вспоминаю
далекое время, счастливые и безмятежные дни юности.
У людей моего поколения юность кончилась с последними часами мирного
времени. Мы почувствовали себя взрослыми в то



Назад