c2aa2715

Луговской Александр Петрович - Возвращение



Луговской Александр Петрович.
ВОЗВРАЩЕНИЕ
Рассказ
Родился в 1952 г. в селе Ука Карагинского района на Камчатке. В
Карелии живет с 1969 г.
В 1970 г. окончил школу в г. Сортавала, а по окончании службы в рядах
Советской Армии поступил в Петрозаводский государственный университет им.
О. В. Куусинена, который и окончил в 1978 г. по специальности история.
Работал школьным учителем в Пудожском районе КАССР.
В настоящее время - журналист.
Ночь кончалась. Над смутным горизонтом расцветал по-осеннему влажный
восход. Наконец взошло солнце. Его луч, еще не яркий, тронул небольшое
кучевое облако, недвижно висевшее над озером, зажег на воде дорожку,
протянувшуюся от края до края серо-зеленой поверхности.
Остров, сонно дремавший в озере, дрогнул и неясным движением потянулся
к Востоку. Над водой послышался глухой и мощный гул, который, не встретив
препятствий, замер тут же, без эха. Солнечные нити коснулись вершин
деревьев, растущих даже на голых скалах, и вершины нежно и мягко
вздрагивали, как от неожиданного, но любовного утреннего прикосновения.
Листья и хвоинки потянулись навстречу свету, ветви шевельнулись, и теплая
радость наступающего дня потекла по стволам деревьев, через их корни в
недра острова.
Остров еще раз дрогнул, уже просыпаясь, радостно качнул ветвями
деревьев. Над водой вновь разнесся гул, так похожий на грозовой. Больше
тишина сентябрьского утра не нарушалась ничем.
Только легкий осенний ветерок, дующий с Юга, чуть шевелил осиновые
пряди неподалеку от Скалистого берега. Но вот трава, еще не успевшая
пожухнуть, принесла ощущение ритма: кто-то шел через лес. Без дороги.
Зашевелились, раздвигаясь, плотные ветви деревьев над маленьким лесным
болотцембочажкой, что находилась на пути идущего. Глубокий водяной глаз
посмотрел на прохожего и узнал его. Радость узнавания перемешалась с
удивлением: был слишком ранний для людей час.
И было очень хорошо оттого, что именно этот человек в столь ранний час
идет здесь, вдали от всех. Остров любил маленького человека, живущего на
нем, большом и сильном. Любил касаться его хрупких девичьих плеч пушистыми
руками берез. А иногда делал ему подарки, которые тот принимал с радостью.
Вчера он уронил к его ногам лист тополя, который пришлось нести от самого
поселка, напряженно управляя все время непослушным ветром. Человек поднял
сверкнувший маленькой радугой дрожащий лист и с благодарностью прижался
щекой к белой коре молодой березы... Иногда остров поверял ему свои тайны,
делая это ненавязчиво, но смело, веря, что тайна эта в надежных руках.
Остров понимал этого человека, как музыкант понимает душу скрипки.
Вот и сейчас человек подошел к той же березе, припал к ней, такой
слабый и беззащитный. И острову стало больно: человеку, которого он давно
уже считал своим другом, было плохо. А остров, как все острова в мире,
чужую боль переносил, как свою. Деревья закачались.
Среди вершин родился звук такой низкий, что человеческое ухо не в
состоянии было его услышать. Возмущение передавалось окружающей воде, и
звери, пришедшие на водопой к озеру, удивленно фыркали на волны, которые
бежали не как принято - к берегу - а от него.
Южный ветерок неожиданно принес грозовой фронт.
Гроза обещала быть по-осеннему сильной. Острову стало жаль маленького
человека, и он решил защитить его от дождя. Тепло, скопившееся за лето в
граните и диабазе, переместилось к поверхности и нагрело воздух. Гроза
дождливой синью ткнулась в него и, сломавшись, стала обтекать теплый
восходящи



Назад