c2aa2715

Лукас Некто - Новогодняя Истерия



Hekto Lukas
Hовогодняя истерия
Алиса аккуратно снимает со стены календарь с изображением кролика. За ним
- нора...
Алиса нервно смеётся, тушит сигарету и керосиновую лампу, лезет в нору.
Банка с вареньем по-прежнему стоит на полке.
Алиса грустно улыбается банке, как старой знакомой. Каждый раз, когда она
пролезает сквозь дырку в стене в комнату старшего брата, когда видит на полке
эту банку с этим вареньем, ей снова кажется, что ничего на самом деле не
произошло.
Дырку в стене, разъединяющей их комнаты, они проделали ещё в школьном
возрасте. Артём - а он был старше на два года - как раз прочитал книгу о графе
Монте-Кристо и немедленно проникся идеей стеноразрушительства. За пять с
половиной месяцев упорного труда ребятишки проделали отверстие, через которое
можно было перешёптываться, потом - передавать друг другу сигареты и спиртное, а
впоследствии - переправлять девушек в случае, если в коридоре раздавались мамины
шаги.
Брат погиб три года назад - на съёмках сверхкассового фильма о
Суперандрогине - существе непонятного пола, спасающем мир. Просто одна из
деталей сверхсущества обрушилась в толпу статистов, изображавших мирных жителей,
и задавила их около дюжины.
Голливуд исправно выплачивает семьям погибших пенсию.
Алиса достаёт из тайника (тоже братина выдумка!) его солдатское тряпьё.
Переодевается, открывает окно и спрыгивает на крышу флигеля. Потом по пожарной
лестнице спускается во двор.
Сейчас около шестнадцати часов по московскому времени. Hадо обязательно
накопить денег, чтобы уехать с Анютой в Москву.
В это время на улицах бывшей культурной столицы довольно пустынно: разве
пройдёт одинокий патруль или заблудившийся турист, дрожа от страха, спросит на
ломаном английском дорогу до Гостиницы.
Раньше (до "Суперандрогина") центром города был Hевский проспект. Теперь -
Гостиница - разбитый на месте бывшего парка Ленина огромный гостиничный комплекс
с супермаркетами, дискотеками и прочими развлекательными постройками.
Алису сейчас не узнать. Она похожа на солдатика-новобранца, отправленного
в Опасную зону за какие-то особые заслуги.
Все новобранцы страны мечтают попасть сюда. Здесь нет войны. Здесь уважают
человека в форме. Здесь можно найти множество развлечений, доступных девушек и
щедрых иностранных туристов.
Город уже давно не принадлежит себе - он принадлежит Голливуду. Каждый
день здесь снимают два-три фильма. Уже несколько счастливчиков в форме сумели
пленить хлипких европейских режиссёров и продюсеров дикой красой российской
глубинки, отпечатавшейся на их лицах в момент рождения.
Алиса любит пару часов побродить по дворам. Она - рядовой Самойлов из
Омска (документ нашла на улице Анюта, это и послужило отправной точкой для
Алисиного маскарада).
Каменные лабиринты Петроградской стороны - самый опасный по последним
данным район города - зовут рядового Самойлова, и Алиса не может сопротивляться
этому зову. Она закуривает надоевший "Кэмэл", сметает снег с поваленного ствола,
садится. Прежде чем отправляться в гости к Минотавру, надо покурить и подумать.
Дворы завалены снегом: дворники этому городу больше не нужны. Алиса любит думать
- к сожалению, на это занятие у неё остаётся всё меньше свободного времени.
Три года назад тогдашний кандидат в мэры, изыскивая средства на
предвыборную кампанию, сдал воротилам из Голливуда улицы родного города под
съёмку крупнобюджетного фильма (Титаник утонул бы ещё раз - на этот раз от
стыда, если бы его режиссёр дожил до премьеры "Суперандрогина



Назад