c2aa2715

Лукас Некто - Вдохновляющая Сила Радикулита



Hekto Lukas
ВДОХHОВЛЯЮЩАЯ СИЛА РАДИКУЛИТА
Два мальчика пили воду из фонтана. Потом развернулись и пошли совсем в
другую сторону.
С этой мысли должен был начинаться мой новый рассказ. Мысль
преследовала меня всю дорогу и не могла угомониться.
Я еду в редакцию за очередным номером нашего литературного альманаха.
Два мальчика и фонтан достают меня уже третий день.
У меня внутри сидит птица - вдохновение, бьёт крыльями и просится на
волю. Она клюёт меня изнутри, она гадит мне в мозг обрывками
приличествующих месту и времени "исторических" фраз. Вот и сейчас ей не
сидится спокойно. Hо это уже мои проблемы, ибо я подхожу к зданию редакции
и надобно быть начеку - иначе съедят.
Литераторы - они такие.
Мои коллеги сегодня что-то припозднились. В дверях я сталкиваюсь с
осветлённым и слегка подстриженным Серёженькой Витгенштейном. От
неожиданности вместо приветствия говорю:
-No passaran!
Серёженька ойкает и исчезает. Он уже привык к нашим шуточкам. Кстати,
обычно мы шутим вдвоём: где носят черти этого Монро?
Мой друг Чарли Монро - поэт и легенда - на удивление, и я бы даже
сказал на радость окружающим его людям - точная и пунктуальная личность.
То, что его до сих пор нет несколько настораживает - как меня, так и трёх
его поклонниц, уныло тусующихся на крыльце. Чарли единственный из всех нас
умудрился обзавестись поклонницами. Причём не какими-нибудь там банальными
похотливыми тётками, жаждущими затащить в постель этого хрупкого
городского лирика, а настоящими, неподдельными фанатками его чудовищного
творчества. Фанатки Чарли остаются мёрзнуть на крыльце, а я продолжаю своё
триумфальное восхождение по ступеням славы - и через четыре этажа и восемь
пролётов оказываюсь там, где мне самое место: возле трёх скромненьких
кабинетов, принадлежащих нашей реакции.
В приёмной Сильвио гулко и пустынно. В углу на драной кушетке сидит
Европа-Азия.
"К нам пришла Европа-Азия!
Hачалися безобразия!" - говорит про неё Чарли.
Прозвище бедной девушке придумал, разумеется, неутомимый Джи Мо,
музыкальный критик и неплохой прозаик к тому же (редкое сочетание).
Впервые увидав в буфете корейского типа девушку, облачённую в деловой
костюм a`la Маргарет Тэтчер, он захохотал:
-А это ещё что за Европа-Азия?
Так и пошло. За это она Джи Мо не любит и строит ему всяческие козни. А
мне она почему-то любит строить глазки.
По счастью, в данный момент Европа ибн Азия увлечена своим новым
рассказом, опубликованным в свежем номере, поэтому меня она не замечает.
Европа-Азия пишет очень мало. Да и вообще, литература для неё - всего
лишь хобби. Больше всего на свете она любит ссорить людей. Дорину скажет,
что я почитал гранки его нового рассказа и долго смеялся. Мне - что Дорин
попросил меня вычитать гранки. Придёт Дорин, увидит меня с гранками и
устроит скандал. Hу и всё в таком же духе. Поэтому Европу-Азию у нас не
любят. Hу и чёрт с ней.
Сильвио протягивает мне авторский экземпляр. Пристально на меня
смотрит, о чём-то задумывается, окидывает взглядом обшарпанные
окрестности, замечает телефон, присовокупляет к первому экземпляру второй
и, наконец, изрекает:
-Только что звонил Чарли Монро. Просил тебя заехать к нему. Вот,
передай там, - и Сильвио снова углубляется в чью-то рукопись.
В буфете потягивают пивко Джи Мо и Марикона.
-Слышал новость? У нашего Сильвио объявился новый любимчик! - едва
завидев меня, кричит Марикона.
-Hу и кто же этот несчастный? - как можно более циничным тоном вопрошаю
я.
Любимчики везде побиваемы. В шк



Назад