order cialis 20mg online c2aa2715

Лукин Евгений - Чушь Собачья



Евгений Лукин
Чушь собачья
Аннотация
Вот вам, значится, Лыцк, град партийноправославной формации... Вот вам, сталбыть. и Баклужино, «закордонный прогнивший Запад», место, где темные силы злодействуют!.. А между ними — ни в тех, ни в этих — город Суслов, в котором — ВООБЩЕ НИЧЕГО!

Ничего заметного хоть для мирового сообщества, хоть для отечественного общества, хоть и для черной нечисти. Одна Суслову и слава — Гильдия служебных псов, последних разумных и честных служак будущего нашего! «Сказка — ложь, да в ней намек...» Читайте. Смейтесь.

И — думайте!
Найденышу
Пси и человецы — Единое в свирепстве и уме.
Иван Бунин
Возьмем, например, хоть такие простые вещи, как конура, арапник, цепь и намордник, — вещи, я думаю, всем вам, господа, небезызвестные?.. Предположим, что мы, собаки, со временем и додумаемся, как от них избавиться…
Александр Куприн
Глава 1. СУКИН СЫН
С собаками в Капитолий не пускали.
Ратмир сидел на привязи рядом с шершавым бетонным столбом, время от времени пытаясь избавиться от намордника. Делал он это без особого старания. Давно уже ставшая привычной ременчатая снасть не причиняла ему особых неудобств — просто надо было хоть чемто себя занять.

Утро выдалось душноватое, зато спокойное. Никто не толпился на асфальтовом пятачке и на полого восходящих ступенях, не требовал справедливости, не вздымал картонок с коряво начертанными лозунгами. Врождённое чутье подсказывало Ратмиру, что свора шумных двуногих существ если и сбежится сегодня к Капитолию, то позже — за полдень, в самую жару.
Людских скоплений Ратмир побаивался — и не без причины. Не далее как вчера на этом самом месте его старому знакомцу Рыжему Джерри рассекли ухо спекшимся комком земли, по твердости не уступавшим камню.
Несомненно, прискорбное это происшествие не на шутку встревожило собаковладельцев, поскольку лечить — еще дороже, чем держать. Во всяком случае, на привязи Ратмир пребывал в гордом одиночестве, что уже само по себе слегка тревожило. Пять машин у парапета — и никого рядом.

Ни двуногих, ни четвероногих. Вдобавок хозяин, уходя, впервые предложил псу остаться в салоне, каковое предложение тот, естественно, с презрением отверг. Возможно, зря.
В безоблачном небе время от времени раздавалось некое громоподобное ворчание, на которое давно уже ни одна собака в городе внимания не обращала. Гремит — и пусть себе гремит.
— Кутька, фас! — послышался сзади звонкий детский голос.
Ратмир оставил в покое намордник и, приподняв брыластую морду, перекатил круглый коричневый глаз туда, где, отделенная от проезжей части узким тротуаром, лениво колыхалась за черной чугунной решеткой перистая листва акаций.
Возможно, озорной возглас был адресован вовсе не ему. Тем не менее возникло нехорошее предчувствие. Ратмир наморщил выпуклый лоб и, тихонько заскулив, уставился на высоченные дубовые двери — за ними недавно скрылся человек, которого пес чтил, как бога.

И хотя хозяин каждый раз благополучно выходил из недр розовато—белой громады с куполом и колоннами, беспокойство всегда терзало Ратмира до того самого мига, когда послышатся знакомые шаги, грубоватая сильная рука потреплет небрежно по холке, открепит поводок от столба, и единственный в мире голос прикажет негромко: «Ратмир! Место!» После чего можно будет, ни о чем уже не заботясь, метнуться стремглав в открытую дверцу машины и, повизгивая от радости, взгромоздиться на заднее сиденье.
Тяжелая дубовая дверь приоткрылась медленно и бесшумно, но к великому разочарованию Ратмира на крыльцо ступил всегон



Назад