c2aa2715

Лукин Евгений - Delirium Tremens (Страсти По Николаю)



romance_sf Евгений Лукин Delirium tremens (страсти по Николаю) ru ru Тимофей Лукашевич ClearTXT 1.0(Timo's edition) http://lib.ru B927AAA9-499A-487E-8BAF-0F72EB35828D 1.0 Евгений Лукин
Delirium tremens (страсти по Николаю)
Delirium tremens (страсти по Николаю)
Разве возможно бы было, чтобы люди непьяные спокойно делали все то, что делается в нашем мире, – от Эйфелевой башни до общей воинской повинности?
Лев ТолстойВначале был голос из санузла. Мужской. Незнакомый.
– У, ал-каш!– с невыносимым презрением выговорил он.– Не пьешь ведь уже, а с посудой глотаешь!
Николай Цоколев, бывший интеллигентный человек на излете физических и нравственных сил, сперва оторопел, потом обмяк. Точно зная, что говорить в туалете некому, он все же приоткрыл дверь и в страхе уставился на желтоватый унитаз без крышки.
Сердце оступилось в некую довольно глубокую яму и несколько секунд безуспешно оттуда выкарабкивалось.
Выкарабкалось. Николай перевел дух. Однако стоило прикрыть дверь, как голос возник снова.
– Люди рук не покладают!– наслаждаясь выверенными актерскими интонациями, продолжил он.– Мил-лиарды крадут! На нобелевку тянут! А тебе за бутылкой лень сходить – Нинку послал, кор-роед!
Колян ужаснулся и, поражаемый голосом в почки, трусливо зашкандыбал по коридорчику. Добравшись до комнаты – обмер. Из форточки с чисто фрейдистским бесстыдством торчал ствол артиллерийского орудия, увенчанный мощным дульным тормозом.
– До пушек вон уже допился!– уел вдогонку голос из санузла.
Колян рухнул в кресло и, замычав, смял лицо ладонью. Откуда, откуда голос все про него знает? Да, короед… Да, допился до пушек… А ведь подавал надежды – ссуды брал, фирму «Аффикс» хотел основать… На филологическом факультете учился…
– На фи-ло-ло-ги-че-ском…– горестно шептал Колян, и звук «ф» пришепетывался так жалостно, что слезы сами катились из глаз.
Но тут в замке заерзал ключ – кто-то боролся с входной дверью.
– А-ап!..– испуганно подавился голос и умолк.
Цоколев отвел трясущуюся мокрую ладонь и с надеждой взглянул на дульный тормоз: может, тоже испугается да исчезнет? Увы, нет. Державный стальной фаллос, похоже, обосновался в форточке надолго.
Дверь отворилась, и в комнату решительной ныряющей походкой вошла Нинка Ремизова, хозяйка квартиры.
– Все, Цоколев!– ликующе объявила она, со стуком выставляя бутылку на стол.– Кончилась твоя лафа! Такого я себе мужика оторвала! Золото – не мужик! Короче, сегодня переночуешь, а завтра собирай манатки!..

Витюлек!– крикнула она в прихожую.– Чего жмешься! Давай заходи!
Вошел субтильный козлобородый Витюлек. Был он в дымину пьян и, застенчиво улыбаясь, беспрестанно разводил руками: дескать, прости, друг, так уж вышло…
– Чего молчишь?– насупившись, спросила Нинка бывшего сожителя.
– Нин…– Страдальчески надломив брови, Колян смотрел на дульный тормоз.– Слушай, вон там в окне… Пушка есть или нет?
Нинка повернулась и уставила в форточку недоуменные, как у свежепойманной рыбы, глаза. Со временем она, возможно, что-нибудь там и увидела бы, но тут заговорил Витюлек.
– Господа…– с кроткой улыбкой начал он как бы в беспамятстве.– Семьдесят лет неверия – это трагедия! Что мы видели до гонения на церковь? Мы видели чертиков, господа. И точно знали, что у нас горячка… Что мы видим теперь? Мы видим пушку в форточке и ни-че-го не можем понять.

Что это? Галлюцинация или снова путч?
Он закатил огромную вопросительную паузу, но ответа не получил. Пушка тоже пока молчала.
– Симпатичный, правда?– очарованно глядя на Витюлька, спросила Нинка. Затем оглянулась на бывш



Назад