order cialis 20mg online c2aa2715

Лукин Евгений - Хранители



Евгений Лукин
ХРАНИТЕЛИ
Сергей Пепельница, скромный, невыдающийся однофамилец великого
украинского изобретателя, с хрустом захлопнул дверцу выключенного за
ненадобностью холодильника и прислушался к ноющему посасыванию в
желудке. Не было уже никаких сомнений: гибла Россия. Гибла безвозвратно.
Он понял это еще вчера - сразу же, как только у него кончились деньги.
Точнее, сам прикончил - впустую, по-глупому...
Не хотелось бы, конечно, скатываться до скабрезности - и тем не менее
стоял конец апреля. Форточка в кухне была распахнута. Внизу бормотал
овощной базарчик да слышалась лениво-разухабистая гармоника. Это
музицировал известный всему району анархист Гриша. День-деньской сидел
он на своем матерчато-проволочном стульчике под черным махновским
знаменем и торговал отнюдь не зеленью, но партийной прессой, наигрывая
между делом подрывные мелодии, сопровождаемые не менее подрывными
текстами:
Пароход плывет,
покрыт орнаментом.
Будем рыбу мы кормить
родным парламентом...
Эти простые и правильные слова откликнулись в Пепельнице такой
страстью, что он тихонько зарычал и медленно скрючил пальцы обеих рук,
то ли норовя мысленно придушить кого, то ли взяться за рукоятки
воображаемого пулемета.
С ужасным лицом Сергей покинул кухню и почти уже достиг порога
неприбранной своей комнатенки, когда почувствовал вдруг, что в доме
присутствует кто-то посторонний. Испуганно замер. Голод, скорбь и гнев -
как рукой сняло. Грабители?.. Между прочим, вполне возможно. Второй
этаж, шпингалеты на окнах поломаны и не задвигаются. Однако уже в
следующий миг Сергей расслабился, а на устах его возникла и зазмеилась
язвительнейшая улыбка. Грабители... Ах как кстати! Сейчас он войдет и
спросит их (этак иронично, устало): "Ну и что вы здесь собираетесь
грабить?.."
Затем улыбка сгинула. Грабитель-то нынче пошел - какой? Обкуренный,
отмороженный, видиков обсмотревшийся: обидится чего доброго да шмальнет!
Их ведь сейчас хлебом не корми - дай только курок спустить. Сергей
поколебался и - будь что будет! - заглянул в комнату.
По ветхим обоям бродили блики, а возле хромого кресла (единственного
предмета роскоши, не вывезенного женой после развода) стоял некто
светлый, стройный и с крыльями за спиной. Вполне естественно, что
Пепельница остолбенел, ибо ангела он зрил воочию первый и скорее всего
последний раз в жизни. В земной, разумеется...
"По мою душу!.. - грянула догадка. - Почему так рано?.. Мне же и
сорока нет..."
Но тут видение мигнуло и кануло, успев пробормотать что-то вроде:
"Надо же как не вовремя..." - лишь светлые блики, тускнея, продолжали
бродить по стенам... Померещилось с голодухи?.. Да нет, какая голодуха!
До голодухи вроде бы еще далековато...
Пепельница взялся было за приостановившееся на полутакте сердце,
когда, к ужасу его, ангел возник снова.
- Вы... за мной? - выдохнул Сергей, собираясь малодушно лишиться
чувств.
Ангел смотрел неприязненно.
- Скорее к вам, нежели за вами, - помедлив, промолвил он, затем
указал хозяину на стул, сам же опустился в кресло. - Я - ваш
ангел-хранитель, - сухо представился он.
Вообще-то на кресло это садиться не стоило, о чем Сергей обычно
предостерегал любого гостя. Однако ангелу, судя по его исполненной
небрежного достоинства позе, кажется, было наплевать на аварийное
состояние мебели.
- Хранитель?.. - пролепетал Сергей, оседая на стул. - И вы меня
будете... хранить?.. Я что-нибудь вчера хорошее сделал, да?..
Небесный посланник утомленно вздохнул и покачнул нимбом, к



Назад