c2aa2715

Лукин Евгений - И Гром Не Грянул



Евгений Лукин
И ГРОМ НЕ ГРЯНУЛ
Корреспонденточка оказалась юной надменной особой с отменно
поставленной речью и без каких бы то ни было комплексов.
- Итак, Константин Кириллович, - с вежливой недоверчивой улыбкой
прервала она плавную речь директора, - пока вы на страже, нашему
славному прошлому ничего не грозит... Верно я вас поняла?
Однако собеседника ее, дородного седовласого Константина Кирилловича,
смутить было трудновато. Корреспондентов он на своем веку повидал
больше, чем она директоров.
- Совершенно верно, - отозвался он, с удовольствием разглядывая
гостью. - Приятно иметь дело с такой понятливой, а главное -
очаровательной... э-э-э... журналисткой...
Комплимент (если это, конечно, был комплимент) успеха не имел.
- Однако согласитесь, - неумолимо гнула она свое, - что сто процентов
удачных перехватов - цифра, мягко говоря, подозрительная. Ну не бывает в
природе таких цифр, Константин Кириллович! Вот, скажем, некий
злоумышленник завладел машиной времени... Кстати, где она у вас
содержится?
- Моя? В сейфе.
Оба оглянулись на притулившийся в уголке сейф.
- Простите, но такие сейфы консервным ножом вскрывают. И охрана у
вас, я смотрю, не очень... То есть приходи - и бери.
- М-м... в общем, да... - вынужден был согласиться собеседник. - А
собственно - зачем?
- Чего - зачем? - От неожиданности корреспонденточку пробило на
просторечие.
- Зачем она злоумышленнику?
- Машина времени?!
- Ну да... За каким чертом его вдруг понесет в иные эпохи?
Наконец-то опешив, она приостановилась и внимательно посмотрела на
директора.
- Н-ну... скажем, с целью личного обогащения...
Константин Кириллович одарил ее мягкой отеческой улыбкой.
- Оксана! Я вижу, вы не совсем правильно все это себе представляете.
Поймите, что технические возможности наши весьма ограниченны. В будущее,
например, мы не можем проникнуть вообще. Что же касается прошлого, то с
данного мгновения (вот с этого самого, в котором мы беседуем!) и по
первую половину тринадцатого столетия оно для нас тоже недоступно.
Мертвая зона.
- А разве в тринадцатом столетии нечем поживиться? В двенадцатом, в
одиннадцатом?..
- Нечем, - ласково глядя на журналистку, сказал директор. - Ни в
тринадцатом, ни в двенадцатом, ни в одиннадцатом... Доставить что-либо
из прошлого в настоящее - невозможно по определению.
- Позвольте! Но из настоящего-то в прошлое проникнуть можно! Вот я,
допустим, отправлюсь на пир к Владимиру Красно Солнышко, отведаю там
какую-нибудь лебедь белую...
- Ну и вернетесь с пустым желудком. Да подумайте сами, Оксана: если
бы с помощью машины времени, как вы ее называете, можно было вывозить
ценности из прошлого, разве такая бы здесь была охрана? Нас бы на сто
метров под землю загнали, а сверху бы овощную базу поставили - для
маскировки...
- Ну а скажем, кто-то решил скрыться от правосудия?
- Побег в прошлое? Тоже не выйдет. Через несколько часов подсядет
аккумулятор - и вашего беглеца вместе с машиной благополучно выбросит в
настоящее. В объятия тех же органов правосудия. Нет, Оксана, жулики -
народ понятливый и в прошлое давно уже не рвутся... Другое дело всякие
там хроно... кхм... фанатики... исправители истории...
- Которых вы неизменно перехватываете и обезвреживаете, - не без
иронии подхватила Оксана. - Простите великодушно, Константин Кириллович,
но... не верится как-то! Чтобы ни единой осечки за все время работы...
- Что-то у нас с вами, Оксана, беседа по кругу пошла... - посетовал
директор и утопил клавишу селектора



Назад