c2aa2715

Лукин Евгений & Лукина Любовь - Астроцерковь



Любовь Лукина, Евгений Лукин
АСТРОЦЕРКОВЬ
Риза снималась через голову, поэтому в первую очередь надлежало
освободиться от шлема. Процедура долгая и в достаточной степени
утомительная. Наконец прозрачный пузырь (говорят, не пробиваемый даже
метеоритами) всплыл над головой пастыря и, бережно несомый служкой,
пропутешествовал в ризницу. Все-таки на редкость неудачная конструкция,
в который раз с досадой подумал пастырь. Ну да что делать - зато некое
подобие нимба...
Сбросив облачение, он с помощью вернувшегося служки выбрался из
вакуум-скафандра и, сдирая на ходу пропотевший тренировочный костюм,
направился в душевую.
Пастырю было тридцать три, и распять его пытались дважды.
Современными средствами, разумеется. Однако оба процесса он выиграл, в
течение месяца был популярнее президента, да и сейчас, как сообщали
журналы, входил в первую десятку знаменитостей. Все это позволяло
надеяться, что опасный возраст Иисуса Христа он минует благополучно.
Когда пастырь вышел из душевой, ему сказали, что у ворот храма стоит
некий человек и просит о встрече.
- Кто-нибудь из прихожан?
- Кажется, нет...
Пастырь поморщился. Как и всякий третий четверг каждого месяца,
сегодняшний день был насыщен до предела. Сегодня ему предстоял визит на
космодром.
- Он ждет во дворе?
- Да.
Переодевшись в гражданское платье и прихватив тщательно упакованный
тючок с проставленным на нем точным весом, пастырь вышел из храма.
Ожидающий его человек оттолкнулся плечом от стены и шагнул навстречу.
Темные печальные глаза и горестный изгиб рта говорили о том, что перед
пастырем стоит неудачник. О том же говорил и дешевый поношенный костюм.
- Я прошу меня извинить, - сказал пастырь, - но дела заставляют меня
отлучиться...
Человек смотрел на тщательно упакованный тючок в руках пастыря. Он
был просто заворожен видом этого тючка. Наконец сделал над собою усилие
и поднял глаза.
- Я подожду...
Голос - негромкий, печальный. Под стать взгляду.
- Да, но я буду отсутствовать несколько часов. Вам, право, было бы
удобнее...
- Нет-нет, - сказал человек. - Не беспокойтесь. Времени у меня
много...
Видимо, безработный.
Пастырь пересек двор и вывел машину из гаража.
Церковь странной формы стояла у шоссе, отделенная от него нешироким -
шага в четыре - бетонным ложем оросительного канала, до краев
наполненного хмурой осенней водой. По ту сторону полотна на стоянке
перед бензозаправочной станцией отсвечивало глянцевыми бликами небольшое
плотное стадо легковых автомобилей.
Пастырь проехал вдоль канала до мостика и, свернув на шоссе,
посмотрел в зеркальце заднего обзора. Ни одна из машин у станции не
тронулась с места. Все правильно. Был третий четверг месяца, и,
прекрасно зная, куда и зачем едет их пастырь, прихожане по традиции
провожали его глазами до поворота.
А сразу же за поворотом случилась неприятность - заглох мотор. После
трех неудачных попыток оживить его пастырь раздраженно откинулся на
спинку сиденья и посмотрел на часы. Вызвать техника по рации? Нет, не
годится. Если его седан на глазах у паствы вернется к автостанции на
буксире... Нет-нет, ни в коем случае!
Тут из-за поворота вывалился огромный тупорылый грузовик с
серебристым дирижаблем цистерны на прицепе. А, была не была! Пастырь
схватил тючок, выскочил из машины и, захлопнув дверцу, поднял руку.
Грузовик остановился.
- На космодром? - удивленно переспросил шофер, загорелый мордатый
детина в комбинезоне и голубенькой каскетке. - А у тебя пропуск есть?
Очутившись в кабине



Назад