c2aa2715

Лукин Евгений & Лукина Любовь - Для Крепких Нервов



Любовь ЛУКИНА
Евгений ЛУКИН
ДЛЯ КРЕПКИХ НЕРВОВ
Чарыев сразу понял, что с аппаратурой ему не выплыть. Кувыркнувшись в
воде через голову, он вывернулся из ремней и в рывке попытался достать
серебристые ветвящиеся "поручни". Он не потратил ни единой лишней секунды,
да и "поручни"-то мерцали совсем рядом, но пока он освобождался от сумок,
его снесло в опасную зону, к центру этого подлого, словно подстерегавшего
его здесь водоворота. Выбраться по рекомендуемой в таких случаях пологой
спирали не удалось - Чарыева мотало по замкнутому кругу.
Мимо летела янтарная вогнутая стенка с порослью причудливо
искривленных металлических трубок. Устройство тянуло, как исправная
водопроводная раковина, урча и причмокивая, что воспринималось
ошеломляюще, поскольку видимо притока не было ниоткуда. Вода,
проваливающаяся сама в себя! Задача о бассейне, в который ничего не
вливается, зато выливается столько, что в считанные секунды он должен был
бы опустеть до дна. Если у него вообще есть дно.
Кто бы мог подумать, что безупречный стаж пилота Чарыева начнется с
такой великолепной серии отборных, поучительнейших ошибок! Еще там, на
орбите, он обязан был сообщить на базу о своем подозрении, что игольчатые
кристаллоподобные формации внизу - искусственного происхождения.
Не захотел портить себе репутацию. Известно, что когда пилот начнет
регулярно наталкиваться на следы инопланетного разума, то в космосе он
долго не задержится.
Итак, Чарыев не оповестил базу, а вместо этого совершил второй
промах: следовало ограничиться сбросом зонда, а он пошел на посадку.
И третье: когда он выбрался из-за холма и увидел этот сказочный
алькасар, эту странную сквозную готику, нужно было поворачиваться и бежать
со всех ног обратно, к ракете.
Он не смог этого сделать. Случившееся потрясло его своей простотой и
необратимостью: только что, сию секунду, начался новый отсчет времени,
новая эра.
Дальнейшие его действия даже трудно назвать ошибками - он снял
скафандр и бросил его на холм. Ему, видите ли, показалось нелепым впервые
предстать перед братьями по разуму в синеватой отсвечивающей броне, с
переливающимся радужным пузырем вместо головы. А данные
экспресс-лаборатории утверждали, что местный воздух вполне пригоден для
дыхания...
Приблизившись к строению, он вошел через стрельчатую прорезь внутрь,
и через десяток шагов у него под ногами разверзся этот - то ли фонтан по
местным понятиям, то ли узел очистного сооружения.
Вспарывая воду, Чарыев ходил по кругу, словно привязанный к
воображаемому колышку, стараясь хотя бы удержаться на прежнем расстоянии
от воронки. Но тут - черт его знает, почему, - водоворот ускорил вращение,
поверхность воды накренилась, и Чарыева, несмотря на все его усилия,
потащило к горловине. Возможно, автомат, следящий за чистотой,
почувствовал, что какая-то крупная частица мусора упорно не желает
покинуть помещение.
"Глупо! - в отчаянии успел подумать Чарыев. - Глупо! Глупо!.."
Его крутнуло, как на тренировочном стенде, вода сомкнулась над ним, а
дальше случилось нечто неожиданное.
Прошло несколько минут, задерживать больше дыхание было просто
невозможно, кроме того, он уже ясно сознавал, что вокруг не вода, а
воздух. Еще минуту Чарыев потратил на то, чтобы отдышаться и хоть немного
прийти в себя.
Он полусидел-полулежал на янтарно-желтом полу, и на него со всех
сторон дул сухой теплый ветер. Где водоворот? Что произошло? Он выждал
пока головокружение пройдет окончательно, и осмотрелся. Круглая комната
без



Назад