c2aa2715

Лукин Евгений & Лукина Любовь - Лицо Из Натурального Шпона



Любовь ЛУКИНА
Евгений ЛУКИН
ЛИЦО ИЗ НАТУРАЛЬНОГО ШПОНА
Он работал слесарем на Центральном рынке и, в общем, неплохо
зарабатывал. В бетонных катакомбах под торговым павильоном располагались
камеры хранения. Поднять мешок в зал - рубль, снести в подвал - тоже.
А по весне они с женой купили импортный гарнитур. Если кто заходит в
гости, то его прямиком вели к стенке.
- Видал? - с гордостью говорил хозяин, оглаживая полировку. -
Облицовочка, а? Натуральный шпон!
Гость делал скорбно-торжественное, как на похоронах, лицо и начинал
кивать.
И все было, как у людей.
А вот художник-оформитель по прозвищу Прибабах повел себя просто
неприлично. Поставленный перед стенкой, он был откровенно разочарован.
- Я думал, ты выпить зовешь...
- Все б тебе выпить! - с досадой сказал хозяин. - Ты погляди, вещь
какая! Натуральный шпон! Нет, ты глянь! И не лень ведь было... Это они,
значит, обе пластины из одного куска дерева выпиливали. А потом еще
состыковывали для симметрии...
Прибабах вздохнул безнадежно и поглядел на полированную дверцу,
рассеченную по вертикали тонкой, почти воображаемой прямой, вправо и влево
от которой симметрично разбегались темные полосы древесных разводов.
- Во делают!.. - вдохновенно продолжил было хозяин, но тут Прибабах
сказал: "Цыть!" - и поспешно отшагнул от дверцы.
- Хар-раш-шо... - снайперски прищурясь, выговорил он.
- А? - просиял хозяин. - Фанеровочка!
- Ты лицо видишь? - спросил Прибабах.
- Лицо? Какое лицо?
- Тупой ты, Вовик! - Прибабах снова шагнул к дверце и принялся
бесцеремонно лапать полировку. - Глаза! Нос! Борода!.. Ну? Не видишь?
Хозяин всмотрелся и вздрогнул. С полированной дверцы на него
действительно смотрело лицо. Вскинутые, с изломом, брови, орлиный нос,
язвительный изгиб рта... Взгляд - жестокий... Нет! Скорее - насмешливый...
Или даже требующий чего-то... Сейчас. Сию минуту.
- Слушай! - сказал Прибабах. - А продай ты мне эту дверцу! На кой она
тебе?..
Хозяин обиделся. Проводив гостя, подошел с тряпкой - стереть с
полировки отпечатки пальцев Прибабаха - и снова вздрогнул, встреченный
беспощадным взглядом в упор.
И кончилась жизнь. Пройдешь по комнате - смотрит. Сядешь в кресло -
импортное, гарнитурное, - смотрит. Отвернешься в окно поглядеть - затылком
чувствуешь: смотрит...
Водка два раза в горле останавливалась.
Разъярясь, подходил к дверце и злобно пялился в ответ, словно
надеялся, что тот отведет глаза первым. Черт его знает, что за лицо такое!
Витязь не витязь, колдун не колдун... Щеки - впалые, на башке - то ли
корона, то ли шлем с клювом...
- Что?! Царапина?! - ахнула жена, застав его однажды за таким
занятием.
- Если бы!.. - хмуро отозвался он. - Слушай, ты лицо видишь?
- Чье?
- Да вот, на дверце...
- А ну, смотри на меня! - скомандовала жена, и он нехотя выполнил
приказание.
- Ну, ясно! - зловеще констатировала она. - Сначала башка
поворачивается, а потом уже глаза приходят. Успел?
- Да трезвый я, Маш! Ну вот сама смотри: глаза, нос...
Жена по-совиному уставилась на дверцу, потом оглянулась на мужа и
постучала себя согнутым пальцем повыше виска. Голову она при этом склонила
набок, чтобы удобнее было стучать...
И что хуже всего - дверца эта располагалась впритык к нише с
телевизором. Вечера стали пыткой. Не поймешь, кто кого смотрит... Конечно,
если дверцу открыть, лицо бы исчезло, но у жены там помимо всего прочего
хранились кольца, и секция запиралась на ключ...
А рисунок с каждым днем становился все резче, яснее. Колдун -
смотрел. Мало



Назад