c2aa2715

Лукин Евгений - Миссионеры



Любовь ЛУКИНА
Евгений ЛУКИН
МИССИОНЕРЫ
КАРАВЕЛЛА "СВЯТАЯ ДЕВА". СОРОК СЕДЬМОЙ ДЕНЬ ПЛАВАНИЯ
В страхе и смятении начинаю я эту страницу, ибо корабль, встреченный
нами сегодня, воистину был посланцем дьявола.
Ужасный шторм отделил от эскадры нашу каравеллу и, отнеся ее далеко к
югу, стих. Мы плыли по необычно спокойному бескрайнему морю, не видя нигде
ни островка, ни паруса, когда марсовый прокричал вдруг, что нас преследует
какой-то корабль.
С прискорбием вспоминаю, что из уст капитана, человека достойного и
набожного, вырвалось богохульство - он решил, что марсовый пьян.
Подойдя к борту, в недоумении озирал я пустынную водную равнину, но
затем пелена спала с глаз моих, и я невольно помянул имя Господне. Не
парусник, - скорее призрак парусника, скользил в пушечном выстреле от нас.
Сначала я заметил лишь общие его очертания, и мне показалось на миг,
что он прозрачен, что сквозь него смутно просвечивают шевелящиеся морские
волны. Зрение обмануло меня - это шевелились пятнистые паруса:
зеленоватые, серые, голубые. Сколь непохожи были они на белые ветрила
каравелл, украшающие, подобно облакам небесным, синее лоно вод!
Невиданное судно не уступало по величине нашему кораблю, но борта его
были низки, и обводами оно напоминало остроносые лодки не знающих Бога
островитян.
В тревоге капитан приказал зарядить бомбарды правого борта, я же
вознес Господу молитву о спасении, ибо что доброго могут послать мне
навстречу эти неведомые воды, эти обширные владения дьявола!
И молитва моя была услышана: вскоре я понял, что не зря шевелились
призрачные паруса, - не решаясь приблизиться к нам, язычники готовились к
повороту.
Но как передам, что произошло дальше! Меня высмеет любой, хоть
однажды ступавший на зыбкую палубу корабля.
Я видел это собственными глазами: судно, морское судно поплыло назад,
не разворачиваясь! Его заостренная корма и нос как бы поменялись местами.
Моряки часто грешат небылицами, но слуге Божьему лгать не пристало:
двуглавое, как и подобает посланцу дьявола, оно удалялось от нас, сливаясь
с породившим его океаном.
Лишь тогда различил я, что это не одно, а два судна, непостижимо и
противоестественно скрепленных между собой. И мачты их не устремлялись
ввысь, но, наклоненные навстречу друг другу, перекрещивались верхушками
над общей палубой. В подзорную трубу мне удалось различить в невидимой
отсюда паутине такелажа крохотные фигурки нагих темнокожих матросов.
Дикари? Бесы? Да, но на их пятнистой палубе грозно блестел металл, и мне
почудилось даже, что я вижу обращенные в нашу сторону странные
многоствольные орудия.
Несмотря на протесты испуганных офицеров и глухой ропот команды, наш
капитан приказал выстрелить из пушки вслед уходящему судну. Ядро пролетело
едва половину расстояния между кораблями и запрыгало по воде.
Никому не дано безнаказанно искушать судьбу, и морская даль
отозвалась приглушенным грохотом, подобным реву разбуженного чудовища.
Из-за почти уже неразличимого корабля-призрака встал и протянулся к небу
тонкий столб черного дыма. Протяжный воющий свист, который мы услышали
затем, привел нас в трепет. Но тщетно всматривались мы в небо, ища
источник звука.
Господи, спаси нас и защити! Ибо по воле твоей и во имя твое
вторглись мы в эти пустынные воды. Уже четыре больших и восемь малых
островов узрели свет истинной веры. Дай же довести до конца начатое нами
дело, полное подвигов и лишений!
Так я молился, стоя на палубе и слушая затихающий вдали протяжный
вой. Робость охва



Назад