c2aa2715

Лукин Евгений & Лукина Любовь - Чёрный Сон



Любовь ЛУКИНА
Евгений ЛУКИН
ЧЕРНЫЙ СОН
Стояли за куриными ногами. Отрубленные по коленку птичьи лапы жутко
растопыривали из картонного ящика бледные когтистые хваталки. Смотреть на
них без содрогания мог далеко не всякий, и, наверное, поэтому очередь была
относительно небольшой - человек семьдесят.
- Довели страну, - сдавленно проговорил Леонид Устинович Ососков,
приземистый россиянин лет под пятьдесят с глазами навыкате.
- Довели... - согласился со вздохом Александр Павлович Ордынин, тоже
несомненно россиянин - с отчаянной выправкой белогвардейца и культурно
подстриженной бородкой, в которой кишела толстая, как вермишель, седина.
По именам они друг друга не знали, что вполне естественно, поскольку
были они ну совершенно незнакомы.
- Кошмар, - сказал Ососков.
- Черный сон, - уточнил Ордынин. - Просто черный сон, по-другому не
скажешь...
Они замолчали, скорбно глядя, как продавщица выкладывает на весы
бледные птичьи конечности. Была она большая и неухоженная, как матушка
Россия: вялое обширное лицо с уныло обвисшим углом рта, о котором она,
видимо, просто забыла. С одного века тушь стерта, с другого - нет. Слишком
уж велика территория - за всем не уследишь.
Зрелище было настолько аллегорическим, что у Ососкова снова не
выдержали нервы.
- Ведь жили - горя не знали! - плачуще вскричал он. - Спрашивается,
на кой черт им вообще понадобилось ставить все с ног на голову?
- Власти, власти захотелось, - с каким-то даже злорадством в голосе
откликнулся Ордынин. - Что страна гибнет - плевать! Главное, чтоб они
наверху оказались!..
- Демагоги! - проскрежетал Ососков.
- Бандиты, - поправил Ордынин. - Самые настоящие бандиты! До разрухи
довели! До гражданской войны!
Пучеглазый Ососков злобно фыркнул.
- Свободу они нам дали! - язвительно выговорил он. - Да кому она
нужна, такая свобода? Авантюристы!
- Причем высокого класса! - добавил Ордынин. - Как они войну-то
использовали!..
Ососков хотел подхватить, но запнулся и озадаченно свел брови.
- А! - сообразил он наконец. - Вы про Афганистан?
- Да нет, я про первую мировую!..
Оба замолчали и уставились друг на друга, медленно прозревая истину.
- Позвольте, позвольте... - сказал Ордынин. - Вы о ком говорите?
- Я о демократах! А вы о ком?
- А я о большевиках, - сказал Ордынин, и, отодвинувшись, насколько
позволяла очередь, они еще раз оглядели друг друга, как бы выбирая, за что
укусить.
- Та-ак... - зловеще протянул приземистый Леонид Устинович. - Вот,
значит, кто мы такой... Царизьму, значит, захотелось... Капитализьму,
значит... Ну вот он ваш капитализм! Любуйтесь!
- Это - капитализм? - закричал стройный подтянутый Александр
Павлович. - Это последствия вашего владычества! Семьдесят лет разваливали
экономику, а как почувствовали, что под ногами закачалось, - давай следы
заметать! Перестройку учинили, вы подумайте!
- Кто учинил? - закричал в свою очередь Ососков. - Кто ее учинял? Да
если бы не ваш Горбачев!..
- Мой? - всхохотнул Ордынин. - Нет уж, увольте! С вашим бывшим
генеральным секретарем разбирайтесь сами!..
- А вы... - Ненависть захлестнула Ососкова. - А вы за кем стояли?
- То есть как это - за кем? За вами!
- А вот не занимали вы за мной! За мной вот он занимал! - И Ососков
ткнул пальцем в следующего за Ордыниным старичка с палочкой. - А откуда вы
здесь взялись, я не знаю!..
- Ах ты!.. - Ордынин сначала отшатнулся, потом шагнул к Ососкову, и
оба с треском ухватили друг друга за лацканы, видимо, крепко помня старую
мудрость: дери на бога



Назад