c2aa2715

Лукин Евгений & Лукина Любовь - Поток Информации



Любовь ЛУКИНА
Евгений ЛУКИН
ПОТОК ИНФОРМАЦИИ
Сразу же, как только Валерий Михайлович Ахломов показался на пороге
редакционного сектора, стало ясно, что на планерке ему крепко влетело от
главного.
- Пользуетесь добротой моего характера! - в тихом бешенстве выговорил
он. - Уму непостижимо: в рабочее время обсуждать польскую помаду! Что у
меня, глаз нет? Я же вижу, что у всех губы фиолетовые.
Он отпер дверь кабинета и обернулся.
- Хотя... - добавил он с убийственной улыбочкой, - молодым даже идет!
- И покинул редсектор.
- Скажите, пожалуйста!.. - немедленно открыла язвительный фиолетовый
рот немолодая Альбина Гавриловна и спешно закашлялась: перед дверью
кабинета, придерживая ее заведенной за спину рукой, опять, но уже с
вытаращенными глазами, стоял Ахломов. Возвращение его было настолько
неожиданным, что не все успели удивиться, прежде чем он круто повернулся и
пропал за дверью вторично.
- Младенца подкинули! - радостно предположила молодая бойкая
сотрудница.
Язвительный фиолетовый рот Альбины Гавриловны открылся было, чтобы
уточнить, кто именно подкинул, но не уточнил, а срочно зевнул, потому что
Ахломов снова вышел... Нет, он не вышел - он выпрыгнул из собственного
кабинета и, захлопнув дверь, привалился к ней лопатками.
Тут он понял, что все девять блондинок и одна принципиальная брюнетка
с интересом на него смотрят, и заискивающе им улыбнулся. Затем нахмурился
и, пробормотав: "Да, совсем забыл...", поспешно вышел в коридор.
Там все еще перекуривали Рюмин и Клепиков. Увидев начальника, они с
сожалением затянулись в последний раз, но начальник повел себя странно:
потоптался, глуповато улыбаясь, и неожиданно попросил сигаретку.
- Вы ж курить вроде бросали, - поразился юный Клепиков.
- Бросишь тут... - почему-то шепотом ответил Ахломов, ломая вторую
спичку о коробок.
Наконец он прикурил, сделал жадную затяжку, поперхнулся дымом,
воткнул сигарету в настенный горшочек с традесканцией и решительным шагом
вернулся в редсектор. Приотворил дверь кабинета и, не входя, долго смотрел
внутрь, после чего робко ее прикрыл.
- Что случилось, Валерий Михайлович? - участливо спросила Альбина
Гавриловна.
Ахломов диковато оглянулся на голос, но смолчал. Не скажешь же, в
самом деле: "Товарищи! У меня на столе какая-то железяка документацию
листает!"
Внятный восторженный смешок сотрудниц заставил его вздрогнуть. И не
блесни в дверях до боли знакомые всему отделу очки Виталия Валентиновича
Подручного, как знать, не шагнул ли бы Ахломов, спасаясь от хихиканья
подчиненных, навстречу металлической твари, осмысленно хозяйничающей на
его столе.
А Подручный озадаченно моргнул - показалось, будто Ахломов
обрадовался его приходу. Виталию Валентиновичу даже как-то неловко стало,
что перед визитом сюда он успел нажаловаться на Ахломова главному
инженеру.
- Вот, - протянул он стопку серых листов. - С 21-й страницы по 115-ю.
- Вы пройдите, - растроганно на него глядя, отвечал Ахломов. - Вы
пройдите в кабинет. А я сейчас...
"А не прыгнет оно на него?" - ударила вдруг дикая мысль, но дверь за
Подручным уже закрылась. Секунду Ахломов ждал всего: вскрика, распахнутой
двери и даже почему-то возгласа: "Вы - подлец!", - но ничего такого не
произошло. "А может, некому уже распахнуть?!"
Выпуклый апостольский лоб Ахломова покрылся ледяной испариной, и
насмерть перепуганный заведующий отделом рванул дверь на себя.
Железяка стояла, сдвинутая на край стола, и признаков жизни не
подавала. Подручный зловеще горбился над скопи



Назад