order cialis 20mg online c2aa2715

Лукин Евгений & Лукина Любовь - Пробуждение



Любовь ЛУКИНА
Евгений ЛУКИН
ПРОБУЖДЕНИЕ
Он проснулся, чувствуя, что опаздывает на работу, и, конечно, первым
делом разбил стакан. Это был уже четвертый или пятый случай. Цилиндр
тонкого стекла, задетый неловким движением, съехал на край стола,
накренился и полетел на пол, кувыркаясь и расплескивая остатки
приготовленной на ночь воды.
Он успел подхватить его на лету, но - увы - только мысленно. Как
всегда. Вдобавок он не совсем проснулся, потому что в третий - смертельный
- кувырок стакан вошел с явной неохотой, на глазах замедляя падение,
словно в отлаженном, выверенном и безотказном механизме ньютоновской
теории тяготения что-то наконец заело.
Он оторопело встряхнул головой, и стакан, косо повисший в двадцати
сантиметрах над полом, упал и с коротким стеклянным щелчком распался на
два крупных осколка.
Чего только не случается между сном и явью! Оцепенеть от изумления
было бы в его положении роскошью - он не успевал к звонку даже
теоретически. Судя по характеру пробуждения, ему предстоял черный
понедельник, а то и черная неделя. Неудачи, сами понимаете, явление
стадное.
Когда, застегивая пальто, он выбежал со двора на улицу, в запасе была
всего одна минута. Правда, на остановке стоял трамвай, который милостиво
позволил догнать себя и вскочить на заднюю площадку, но это еще ни о чем
не говорило. Либо трамвай неисправен, либо сейчас обнаружится, что во
второй кассе кончились билеты, и водитель будет минут пять заряжать
дьявольский механизм и еще столько же лязгать рычагом, проверяя
исправность кассы.
К его удивлению, трамвай заныл, задрожал, закрыл двери и, звякнув,
рванул с места. Навстречу летели зеленые светофоры, а одну остановку
водитель просто пропустил, рявкнув в микрофон: "На Завалдайской не сходят?
Проедем..."
Следовательно, предчувствие обмануло. Ему предстоял вовсе не черный,
а самый обыкновенный, рядовой понедельник.
В отделе его встретили понимающими улыбками. Человек, панически
боящийся опоздать на работу и все же опаздывающий ежедневно, забавен, даже
когда ухитряется прийти вовремя. Начальник нахмурил розовое юношеское
чело. Сегодняшнюю пятиминутку он собирался начать с разговора о
производственной дисциплине и - на тебе! - лишился основного наглядного
пособия.
- Ну что ж, начнем, товарищи...
Начальник встал.
- Сегодня я вижу, опоздавших практически нет, и это... э-э-э...
отрадно. Но, конечно, в целом по прошлой неделе показатели наши...
тревожат. Да, тревожат. Некоторые товарищи почему-то решили...
Все посмотрели на некоторого товарища. Кто со скукой, кто с
сочувствием.
Некоторый товарищ терпеть не мог своего молодого, изо всех сил
растущего начальника. За апломб, за манеру разговаривать с людьми, в
частности - за возмутительную привычку отчитывать при свидетелях. Ясно:
добреньким он всегда стать успеет, а на первых порах - строгость и только
строгость. А к некоторому товарищу придирается по той простой причине, что
товарищ этот - недотепа.
Видя начальника насквозь, точно зная, что следует ответить, он тем не
менее ни разу не осадил его и не поставил на место. Почему? А почему он
сегодня утром не подхватил падающий стакан, хотя вполне мог это сделать?
На восьмой минуте пятиминутки дверь отдела отворилась и вошла яркая
женщина Мерзликина. Вот вам прямо противоположный случай. Ведь из чего
складывается неудачник? Вовсе не из количества неудач, а из своего
отношения к ним.
Итак, вошла яркая женщина Мерзликина, гоня перед собой крупную волну
аромата. Начальник снова н



Назад