c2aa2715

Лукьяненко Сергей - Дозор 6 (Лик Черной Пальмиры)



ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ
ЛИК ЧЕРНОЙ ПАЛЬМИРЫ
Тьма считает неуместными комментарии к данному тексту.
Дневной Дозор.
Свет считает неуместными комментарии к данному тексту.
Ночной Дозор.
Инквизиция как всегда молчит.
Без подписи.
Пролог
С утра опять шумели под окном, мешали спать. Арик долго пребывал в пограничном состоянии между сном и явью; дремота то одолевала его и тогда сознание проваливалось в полную грез неизведанную бесконечность, то отступала, вспугнутая чьими-то не по-утренни бодрыми окриками.

После часа маеты Арик все-таки сдался. Отбросил одеяло, под которым прятался от шума, встал и кое-как добрел до окна, однако с этого ракурса было не рассмотреть что творится перед домом. Тогда он собрался с силами и направился в соседнюю комнату, что при размерах квартиры было практически подвигом, где вышел на балкон.
На улице Гоголя снова снимали кино.
В Одессе постоянно снимают кино. И все время почему-то на Гоголя. Арик припомнил, как лет пятнадцать назад вот так же лениво наблюдал с балкона Ежи Штура в окружении киношных «армян», проходящего мимо скульптуры на углу дома напротив — кстати, когда-то Арик жил в нем.

В доме напротив.
Тогда Махульский снимал «Дежа Вю». Что снимали сейчас — бесполезно было гадать, но Ежи Штура Арик нигде видел.
Арик постоял еще немного, поглядел, прищурившись, на море, вздохнул и побрел в сторону ванной.
На улице было так хорошо, что умывшись-проснувшись-позавтракав, он решил прогуляться.
Спустя час Арик вышел из-под арки, с легким отвращением покосился на бестолково суетящихся киношников, обогнул съемочную площадку, огороженную полосатой ленточкой, и направился к Тещиному мосту. У кафешки он задержался, купил бутылочку пива и не спеша выцедил ее тут же, за столиком. Лето и солнце делали свое дело — настроение неуклонно улучшалось даже у Арика с его меланхоличной и созерцательной натурой.
По мосту он шел нарочито медленно, довольно жмурясь и искоса поглядывая вниз. Как всегда в Одессе было полно туристов, поэтому Арику дважды вручали фотоаппараты и просили запечатлеть. На фоне.

Арик без возражений запечатлевал — жалко, что ли?
Еще издали он заметил, что любимое место на ступенечках колоннады Воронцовского дворца занято. Сначала Арик огорчился, но чем ближе подходил, тем меньше оставалось от возникшего огорчения.
Во-первых на его место посягнула девушка. А во-вторых — одинокая девушка. Во всяком случае без спутника. Симпатичная, длинноволосая и грустная.

Явно не местная, что легко угадывалось по нетронутой солнцем коже.
А еще она была Иной. Причем без регистрации.
Впрочем, присмотревшись Арик нашел объяснение отсутствию регистрационной печати: Иная была дикая. И, похоже, в сумрак ходить училась сама, поскольку аура только-только начала окрашиваться ко Тьме. После грамотной инициации не остается так много нейтральных тонов.
«Так-так! — подумал Арик с невольным подъемом. — Дикарка, значит. Ничего так выглядит... В моем вкусе.»
Он не любил прятаться и таиться. Вошел в сумрак за несколько шагов до ступенек, приблизился и сел рядом.
— Здравствуй.
Девушка удивленно взглянула на него. Должно быть, нечасто ей встречались Иные. Если вообще встречались.
Хотя, встречались, разумеется. Иначе откуда шаг в сторону Тьмы? Дикари-одиночки почти всегда остаются нейтралами потому что ничего еще не знают о вечном противостоянии двух группировок Иных.
— Здравствуй...
Девушка непроизвольно отодвинулась, внимательно глядя на Арика.
— Ты приезжая?
— Да... из России.
Арик понимающе кивнул.
Становилось жарче —



Назад