c2aa2715

Лукьяненко Сергей - Геном 2 (Геном)



СЕРГЕЙ ЛУКЬЯНЕНКО
ГЕНОМ
Автор сознает, что многие сочтут роман циничным и аморальным. Но все же, с трепетным уважением, он посвящает его людям, умеющим Любить, Дружить и Работать.
ОПЕРОН ПЕРВЫЙ, РЕЦЕССИВНЫЙ
СПЕЦЫ
ГЛАВА 1
Алекс смотрел в небо.
Небо было странным. Неправильным. Небывалым.
Таким оно бывает над мирами, еще не испорченными цивилизацией. Такое небо — над Землей, родиной человечества, трижды загаженной и трижды вычищенной планетой.
А вот над Ртутным Донцем, промышленным центром сектора, на планете, где размещены три верфи и вся необходимая инфраструктура, такого неба быть не должно.
Алекс смотрел в небо.
Чистая, светящаяся голубизна. Растрепанные нити облаков. Розовый отсвет заходящего солнца. Кувыркающийся в высоте флаер — словно глупый, резвящийся на снегу щенок.

Никогда еще, ни глядя в окно палаты, ни проглядывая планетарные новости, Алекс не видел на Ртутном Донце такого неба.
И весь город сегодня был необычный. Закат окрасил стены домов в теплый розовый свет. Последние остатки грязного снега притаились вокруг опор старой монорельсовой дороги, тянувшихся вдоль шоссе.

Машины проносились редко-редко, будто боялись порвать тишину, и так быстро, словно старались побыстрее выскользнуть из непривычно розового мира.
А может быть, таким и должен видеть мир человек, вышедший из больничных стен после пятимесячного заточения?
— Никто не встречает?
Алекс обернулся на охранника, скучающего в стеклянной будочке. Охранник был бравый. Щеки — кровь с молоком, плечи в метр, на поясе станнер, поверх формы — бронежилет.

Как будто кто-то собирается брать больницу штурмом.
— Некому меня встречать, — ответил Алекс.
— Издалека?
— Угу. — Алекс потянулся за сигаретами. Затянулся крепким местным табаком.
— Такси тебе вызвать? Одет ты не по погоде…
Охранник явно хотел помочь.
— Нет, спасибо. Я монором.
— Ходит раз в час, — предупредил охранник. — Это же бесплатный транспорт, для натуралов…
Говоря откровенно, он и сам походил на натурала. Впрочем, всякое бывает. Внешность еще не показатель.
— Я потому монором и еду, что он бесплатный. Охранник с любопытством осмотрел Алекса. Потом бросил взгляд на здания больничного комплекса за спиной.
— Да нет, я-то — спец, — объяснил Алекс. — Просто денег нет. Служебная страховка. Сам бы я лечения не оплатил.

Сюда меня можно было в корзинке доставить Может, в ней и доставили… не помню.
Он чиркнул себя по поясу, по той невидимой линии, что пять месяцев назад разделила его тело и его жизнь на две части. Жажда общения была слишком велика, хотелось поговорить с кем-то, кто не видел его истории болезни, кто мог оценить, выслушать, поцокать языком…
— Угораздило же тебя, — вздохнул охранник. — Ну… все нормально? Главное восстановили?
Алекс затоптал окурок и кивнул в ответ на заговорщицкую улыбку.
— Восстановили. Ладно, спасибо тебе.
— За что? — удивился охранник.
Но Алекс уже шел к дороге. Шел быстро, не оглядываясь. Его действительно починили прекрасно, лучшего лечения нельзя было и желать… тем более в его положении.

Но после того как полчаса назад он, поставив последнюю подпись в документах страховки, подтвердил, что не имеет никаких претензий к медицинскому персоналу и признает свое состояние «идентичным прежнему», с больницей его ничего не связывало. Абсолютно ничего.
С планетой, если говорить честно, тоже. Но покинуть Ртутное Донце будет куда труднее.
Он пропустил несущуюся по автостраде машину, роскошный спортивный «Кайман» ярко-алого цвета. Дошел до опоры монора, поднялся по винтово



Назад