c2aa2715

Лукьяненко Сергей - Исключительно Для Своих



romance_fantasy Сергей Лукьяненко Исключительно для своих Ночной дозор ru Андрей Б. Борисенко FB Tools 2003-09-29 http://rt.gena.lib.ru A7E1BD76-1F9A-4CD7-AF24-1DF93CCAC011 1.0 Сергей Лукьяненко
НОЧНОЙ ДОЗОР
История Третья
ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДЛЯ СВОИХ
Пролог
Человечек был маленький, смуглый, узкоглазый. Желанная добыча для любого столичного милиционера. Улыбка – виноватая, растерянная, взгляд
– наивный, бегающий: несмотря на смертную жару – темный костюм, старомодный, но почти не ношенный; в довершение всего – древний, советских времен галстук. В одной руке раздутый обшарпанный портфель, с каким в старых фильмах ходили агрономы и председатели передовых колхозов, в другой – длинная азиатская дыня в авоське.
Человечек вышел из плацкартного вагона, непрестанно улыбаясь. Проводнице, попутчикам, толкнувшему его носильщику, парню, торгующему с лотка лимонадом и сигаретами. Человечек поднял глаза, с восторгом поглядел на крышу, закрывающую Казанский вокзал.

Человечек побрел по перрону, временами останавливаясь и перехватывая дыню поудобнее. Может быть, ему было тридцать лет, может быть, пятьдесят: на взгляд европейца понять трудно.
Парень, покинувший через минуту купейный вагон того же самого поезда, «Ташкент-Москва», пожалуй, одного из самых грязных и разбитых поездов мира, выглядел его полной противоположностью. Тоже восточный тип, пожалуй – ближе всего к узбекам.

Но одет он был скорее по-московски: шорты и футболка, темные очки, на поясе – кожаная сумочка и сотовый телефон. Никаких вещей. Никакого налета провинциальности.

Он не смотрел по сторонам, не искал заветную буковку «М». Быстрый кивок проводнику, легкое покачивание головы в ответ на предложения таксистов. Шаг, другой – он вступил в толпу, скользнул между суетящимися приезжими, лицо окрасила легкая неприязнь и отстраненность.

Через миг он стал органичной и незаметной частью толпы. Врос в ее тело еще одной клеткой, здоровой и жизнерадостной, не вызывающей вопросов ни у фагоцитов-милиционеров, ни у соседних клеточек.
А человечек с дыней и портфелем пробирался сквозь толпу, бормоча бесчисленные извинения на не очень чистом русском, втягивая голову в плечи, осматриваясь вокруг. Он прошел мимо подземного перехода, покрутил головой, направился к другому, остановился у рекламного щита, где было меньше давки, вытащил, неловко прижимая вещи к груди, какую-то мятую бумажку и погрузился в ее изучение. На лице азиата не отражалось даже тени подозрения, что за ним следят.
Троих, стоявших у стены вокзала, это вполне устраивало. Красивая, яркая, рыжая девушка в плотно облегающем тело шелковом платье; панковатого вида молодой паренек с неожиданно скучными и старыми глазами; мужчина постарше, длинноволосый, прилизанный, с манерами голубого.
– Не похож, – с сомнением сказал паренек с глазами старика. – Все-таки не похож. Я видел его давно и недолго, но…
– Может, прикажешь уточнить у Джору? – насмешливо спросила девушка. – Я вижу. Это он.
– Принимаешь ответственность? – паренек не выказал ни удивления, ни желания спорить. Просто уточнил.
– Да, – девушка не отводила взгляд от азиата. – Идем. Брать в переходе.
Первые их шаги были неторопливыми и синхронными. Потом они разделились, девушка продолжала идти прямо, мужчины ушли в стороны.
Человечек сложил бумажку и неуверенно двинулся в переход.
Москвича или частого гостя столицы удивило бы неожиданное безлюдье. Как-никак – самый удобный и короткий путь из метро на перрон вокзала. Но человечек не обратил на это внимания. Как люди останавливаются за его спиной, бу



Назад