c2aa2715

Лукницкий Павел Николаевич - Acumiana, Встречи С Анной Ахматовой (Том 1, 1924-25 Годы)



Павел Николаевич Лукницкий
Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Т.1
1924 - 25 гг.
Твоею жизнью ныне причащен,
........................................
Я летопись твоих часов веду.
Эпистолярное наследие Анны Ахматовой незначительно по количеству - она
страдала аграфией - и по существу: редкие ее письма написаны невыразительно.
Зато Ахматова была исключительной собеседницей, и не удивительно, что,
несмотря на жестокость эпохи, она нашла Эккерманов, с пиететом записывавших
ее слова.
Классическими уже стали два тома "Записок об Анне Ахматовой" Лидии
Чуковской, запечатлевших тринадцать лет общения с 1939 по 1941 г., затем с
1952 по 1962 г.
Но первым по времени Эккерманом Ахматовой был Павел Николаевич
Лукницкий (1902 - 1973), встречавшийся с ней почти ежедневно во второй
половине 20-х годов. Прирожденный летописец (он вел дневник с 11 лет до
самой смерти), он тщательно записывал обстоятельства и разговоры своих 2000
встреч с Акумой, как звали Ахматову в семье Пуниных: так родилась
"Acumiana", свод пятилетних записей и собрание писем, документов,
фотографий, к ней относящихся.
23-летний студент и начинающий стихотворец (из дворянской, до революции
состоятельной петербургской семьи) задумал писать биографию своего любимого
поэта, Николая Гумилева, и обратился за сведениями и помощью к Ахматовой.
Первая встреча состоялась в декабре 1924 г. Ахматова приняла молодого
исследователя, к тому же ее поклонника, более чем благосклонно. Павел
Лукницкий стал вскоре у нее завсегдатаем, секретарем и близким другом.
Сотрудничество и дружба продлились без малого пять лет. Но наступившие
грозные события охладили исследовательский пыл Лукницкого и отдалили его от
Ахматовой. Он понял, что увлечение поэтами серебряного века, особенно
акмеистами, ставшими мишенью партийной критики, будущего не сулит и к добру
не приведет. "Суровая эпоха", по выражению Ахматовой, больше применимому к
ее молодому другу, чем к ней самой, ему "подменила жизнь": она потекла по
другому руслу.
Лукницкий принял безоговорочно и бесповоротно сторону социалистической
революции, и с головой ушел "в великую переделку страны". С конца 1929 г.
для него началась жизнь путешественника, естественника, сухопутного
"Открывателя новых земель" (Памир, Заполярье, Лена...). Он вел дневник
экспедиций, писал о них книги, пользовавшиеся немалым успехом и даже
переведенные на иностранные языки. Ни ужасающее состояние страны, увиденное
им в Сибири, ни гибель брата в ГУЛаге не остановили сознательной и упорной
ломки мировоззрения. На подмогу пришла отечественная война, которую П.
Лукницкий проделал военным корреспондентом, от осажденного Ленинграда до
партизанщины в Югославии и "освобождения" Венгрии и Чехии... Из 40
дневниковых тетрадей военного времени родилось еще несколько книг.
В 1962 г., после 30-летнего почти полного разобщения*, Анна Ахматова, в
поисках своего прошлого, сама пришла к Лукницкому, когда тот жил и работал в
Комарове. Но это была "встреча на мгновенье", продолжения не имевшая:
слишком в разных руслах протекала их жизнь. И тем не менее, умирая, в 1973
г., П. Лукницкий, в последней записи, описывал свое состояние словами
Ахматовой: "Жизнь, кажется, висит на волоске" и досадовал: "А если так, то
вот и конец моим неосуществленным мечтам. Книга об отце и его пути...
Гумилев... Ахматова..." Перед смертью П. Лукницкий хоть и аттестует себя
"настоящим коммунистом", но смутно чувствует, что не сибирские экспедиции и
не литература о войне - глав



Назад