c2aa2715

Лукницкий Павел Николаевич - Ниссо



Павел Лукницкий
Ниссо
РОМАН
Роман П. Н. Лукницкого "Ниссо", написан перед Отечественной войной.
Переведен на десятки языков Европы и Азии.
По роману "Ниссо" созданы две оперы - композитором С. Баласаняном
(либретто Ценина), ставившаяся в Таджикистане и телевизионным центром в
Москве, и болгарским композитором Дмитром Ганевым. В 1966 году на экраны
вышел фильм "Ниссо" (Таджикфильм. Режиссер М. Арипов, сценарий П. Лукницкого
и Л. Рутицкого), сделанный по мотивам романа.По роману "Ниссо"
Д.Худоназаровым в 1979 году снят телевизионный многосерийный фильм по заказу
Гостелерадио СССР (сценарий В.Лукницкой).
Перу П. Н. Лукницкого принадлежит ряд романов, повестей, рассказов. В
числе его произведений много очерков, посвященных путешествиям по Памиру и
другим отдаленным горным районам Средней Азии, Казахстана, Заполярья. Немало
произведений П.Н. Лукницкого посвящено героической обороне Ленинграда в годы
Великой Отечественной войны. В 1961 году вышла в свет книга "На берегах
Невы", в 1964 - книга "Сквозь всю блокаду", в 1961, 1964 и 1966 годах -
трилогия, фронтовой дневник "Ленинград действует".
П. Н. Лукницкий - участник Великой Отечественной войны - награжден
орденами и медалями.
ВСТУПЛЕНИЕ
Когда, преодолев Большую Ледниковую Область, ты захотел увидеть истоки
реки Сиатанг, ты прежде всего осилил труднейший перевал, взнесенный природой
на пять с половиною километров над уровнем моря. Встав над пропастью на
снежной обрывистой кромке этого перевала и обратившись лицом к югу, ты
увидел внизу острые хребты гигантских горных массивов, уходящие ряд за
рядом. Серые, иззубренные, скалистые, с почти отвесными склонами, они,
простираясь вдаль, в синюю глубину пространств, походили на спины
исполинских, недвижимых, навеки уснувших драконов. Разделенные провалами
таких же бесконечно длинных и все углубляющихся ущелий, они создали
впечатление мира дикого, мертвого, лишенного какой бы то ни было
органической жизни. Только тонкие облачка, курящиеся над ледяными зубцами
хребтов, свидетельствовали о том, что в этом первозданном мире существуют
переменчивость и движение. Да еще, заметив внизу застывшего в парящем полете
грифа, ты, путешественник, подумал, что эта огромная живая птица, кружащаяся
над хаосом древних морен, существует здесь вопреки законам природы.
Обратившись к карте, ты убедился в том, что ни сама Большая Ледниковая
Область, ни верховья видимых тобою рек на карте не обозначены. И вместо
каких бы то ни было точных географических начертаний на ней тянутся всего
лишь два дразнящих воображение слова: "Неисследованная область". Убедившись,
что спуститься здесь невозможно, ты перестал гадать, какое именно из диких
ущелий этих Высоких Гор называется ущельем реки Сиатанг.
Повернув обратно, ты ушел на север и целую неделю блуждал среди
безжизненных фирнов и ледников, ища пути назад, задыхаясь от недостатка
воздуха и только крепостью духа поддерживая в себе уверенность в том, что у
тебя хватит уменья и сил выбраться из этих страшных необитаемых мест. А
потом еще две недели ты спускался верхом в те жаркие и благодатные долины,
где советские люди возделывают хлопок, живя в мирном неустанном труде.
И когда тебя спросили о стране Сиатанг, ты сказал, что ничего не знаешь
о ней, хотя она лежала перед тобой как на ладони. И добавил, что, судя по
карте, проникнуть туда можно только кружным путем, пройдя сотни километров
по нагорьям Восточных Долин, достигнув Большой Пограничной Реки и
спустившись по узкой тропе



Назад