c2aa2715

Лукницкий Сергей - Хвост Из Другого Измерения



Сергей Лукницкий
ХВОСТ ИЗ ДРУГОГО ИЗМЕРЕНИЯ
Компьютерная сказка
Павлу Лукницкому
Невероятное путешествие в первое измерение пса по имени Пират и его
очаровательной супруги Козетты, описанные им собственнолапно, в состоянии,
близком к абсолютному созерцанию происходящего
"Мысль будет речью нам..."
Павел Лукницкий
Скрепки для скрижалей (Вместо предисловия)
"...Моцарт - это величественно и вечно. С помощью Моцарта... да-да,
именно "с помощью Моцарта" человечество научилось лечить множество
болезней, а недавно было сделано открытие: ритмы некоторых его
произведений убивают компьютерные вирусы...", - говорил пианист Николай
Петров.
Пират диктовал новую повесть...
...А вы знаете, что собаки живут по временной прямой на полчаса по
человечьему времени раньше своего хозяина. И если хозяин умен, он всегда
прислушается к своей собаке. Собака ведь наверняка знает, что случится в
течение этих минут, и может отвратить хозяина от неприятностей...
...Сейчас, когда собачьи события последних месяцев позади, базарная
демократия, суди по всему, победила окончательно, а грядущая революция,
хоть и не планируется на ближайший вторник, но если произойдет, боюсь,
снова разбудит лишь инстинкт разрушения, я заготавливаю скрепки для своих
очередных скрижалей и сибаритствую, проводя время в доме дяди Сережи,
Каролины и Мамы-Лисаньки со своей уже известной читателю лохматой женой
Козеттой.
Иногда я стараюсь восстановить в памяти события последнего времени
(хотя, точнее, конечно не времени, а пространства, времени, как было мною
недавно установлено, - не существует в природе, оно простонапросто -
вымысел не думающих людей...), и впервые не задумываюсь над тем: станут ли
они когда-нибудь книгой или не станут.
Потекла наша жизнь как в старинной сказке: "Старик ловил неводом рыбу,
а старуха пряла свою пряжу". Дядя Сережа ходил на службу в Министерство
конфессий и потом рассказывал всем нам за ужином, что это такое. Каролина
иногда готовила нам всем поесть, делала она это редко, и мы стали поэтому
стройными, а в основном переводила дяде Сереже статьи, причем когда она не
могла точно идентифицировать значение какого-то слова, ей подсказывала его
Козетта. Мама-Лисанька ничего не переводила. Она писала свои волшебные
книги, и, наоборот, готовила нам еду часто. И еда эта была такой же
восхитительной, как и сама Мама-Лисанька.
Так что все не бездельничали, кроме меня, а в конце-коннов мне стало от
этого невероятно стыдно, и я вновь занялся писательством.
Как Булгаков, Лермонтов и даже Пушкин, я придумал себе ситуацию, в
которой мне якобы подбросили рукопись, а я всего-навсего скромный ее
издатель лишь взял на себя труд довести ее до читателя.
Старый прием. Почему в таком случае Пупкину не подбрасывают рукописи.
Я написал такую книжку. Написал и ужаснулся.
Получилась не беллетристика, а какое-то пособие по перевороту. За такие
книжки сажают на цепь... А потом уже, на цени сидючи, ты оправдываешься,
что это было ни в коем случае не пособие по перевороту, а пособие, как бы
понезаметнее прожить середнячком, не желая славы Александра Великого или
Наполеона, - повкуснее поесть, побольше поспать.
...Если честно, хочу рассказать то, что увидел. По-собачьи.
...Смогу ли? Но это как захочет Высший Разум. Я теперь спрашиваю
разрешения у Него.
Судя по тому, что я постоянно думаю об этом, анализирую увиденное,
вероятно - захочет, ибо Ему ничего не стоило отнять у меня понимание или
память раньше, еще до того, как я вновь сел за пись



Назад