c2aa2715

Лукницкий Сергей - Киллеров Просят Не Беспокоиться



Сергей Лукницкий
Киллеров просят не беспокоиться
Взгляни на первую лужу -- и в ней найдешь гада, который иройством своим
всех прочих гадов превосходит и затемняет.
Н. Щедрин (М.Е. Салтыков)
Змея, попадающаяся путнику по дороге, может толковаться как доброе
предвестье. Змее соответствует ряд предметных символов: нитка, палка,
свирель, фаллос.
А. Гура, д. ф. н.
Когда Леночка, она же Елена Ивановна, прошла уже полтора квартала по
Нижегородской улице, ей показалось, что на увиденной две минуты назад
вывеске было что-то написано не так. Она не поленилась, вернулась. На
вывеске ясно (она прочитала это много раз, подошла ближе и снова прочитала)
значилось:
СОЕБЩЕСТВО АДВОКАТОВ
рассадник справедливости,
гнездо законности
дорого
беремся за все,
гарантируем результат
Елена Ивановна не была учительницей литературы и русского языка, она
преподавала биологию, но и она обратила внимание на эту вывеску. Потом
поняла: конечно, это непогода сковырнула уголок одной буквы. И невдомек было
ей, милой, заканчивающей свои дела в столице и возвращающейся в вечную
мерзлоту провинциалке, что основатель сего заведения оттого такую вывеску
учинил и не ремонтирует ее, что... впрочем, все по порядку.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
ДВА ЯЩИКА ПАНДОРЫ
1
С самолета Елена Ивановна должна была ехать прямо в школу: нужно было
срочно организовать старшеклассников для встречи контейнеров с живым грузом.
Шли осенние каникулы, но в школе, вероятно, кто-то дежурил. Телефоны ее
учеников были записаны в классном журнале, журнал покоился в ларце, а ларец
спрятан в учительской.
В Новом Уренгое (Новый Уренгой, 1980 год, добыча газа, Ямало-Ненецкий
а.о.) в тот день по обыкновению было морозно. Слава Богу, не было проблем с
посадкой. В иллюминаторе виднелось розово-голубое царство Снежной королевы,
а под ним мягкие, свежие, как молоко, сплошные облака. Самолет врезался в
них, разметал, как дорожную пыль, и плавно опустился на летную полосу.
Пока Елена Ивановна летала, город завалило снегом, низкий ветер носил
по летному полю колючие космы снежной поземки.
Учительница прилетела из Москвы в своей старенькой шубке, фасон которой
снова вошел в моду, даже не из искусственного меха, а из какого-то пушистого
велюра, с пятнышками под западноафриканского леопарда. Шубка была длинная,
расклешенная, но негалантный северный ветер любит забираться как раз под
такие подолы. В Москве тоже было зябко, дождливо и темно. Но все же потеплее
-- именно для такого пальтеца.
Мать перед возвращением предлагала ей свою дубленку, но Елена Ивановна
отказалась.
-- Да у меня есть в Уренгое, мне Миша купил с первой же зарплаты, --
уверила она мать, не желая становиться должницей.
И не жалела даже теперь, чувствуя, как ветер пробирается туда, куда
даже мужу не всегда бывает дозволено. Она прижимала варежками подол, чтобы
не разлетался, топала к своей школе по примятой снеговой тропинке и
чувствовала радость от того, что наконец-то добралась.
Школа располагалась в новом микрорайоне -- обычный типовой квадрат
строений со школьным двором внутри и футбольным полем сбоку, за ограждением.
Директрисы в школе не оказалось, только завуч -- женоподобный
здоровенный биолог, вечно подсовывающий ей свои учебные часы вследствие
частого и внеурочного пития горячительных напитков.
-- Леночка, приехали! -- заулыбался он, протягивая к ней руки.
Она не любила фамильярности.
Шли осенние каникулы, в школе дежурил
охранник Сокиркин, на оплату труда которого теперь ежемесячно
сбрасывались род



Назад