c2aa2715

Лукницкий Сергей - Не Циничные Рассказы



Сергей Лукницкий
Не циничные рассказы
КРОШЕЧНЫЕ И НЕВЫДУМАННЫЕ РАССКАЗЫ, КОТОРЫЕ ВЫ, УВАЖАЕМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ,
ВОЗМОЖНО, ПРОЧТЕТЕ, НАПИСАНЫ В ТО БЛАГОСЛОВЕННОЕ ВРЕМЯ, КОГДА ДОБРО
ВЫГЛЯДЕЛО ДОБРЫМ, А ЗЛО ЗЛЫМ. ПОЭТОМУ НЕ БЕРУ НА СЕБЯ СМЕЛОСТЬ
КОММЕНТИРОВАТЬ ИХ НАИВНОСТЬ, А ТОЛЬКО В КОНЦЕ КАЖДОЙ ИСТОРИИ СООБЩУ ВАМ -
КЕМ СТАЛИ ГЕРОИ ЭТИХ ИСТОРИЙ ТЕПЕРЬ. ДАВАЙТЕ ВМЕСТЕ ПОИГРАЕМ В ЭТУ НЕХИТРУЮ
ИГРУ - "УГАДАЙ, КЕМ СТАЛ ГЕРОЙ", И НЕ БОЙТЕСЬ - Я-ТО ЗНАЮ ЭТО НАВЕРНЯКА И
ПОДСКАЖУ ВОВРЕМЯ. А ПОТОМ РЕШИМ: КАКОЕ ОБЩЕСТВО МЫ ПОСТРОИЛИ ИЛИ ЕЩЕ
СОБИРАЕМСЯ СТРОИТЬ...
БАСНЯ О КОТЕ АНТОНЕ
Я ехал на своей "Ниве" по Подмосковью. Настроение было препаршивое, я
гнал, что бывает со мною редко, надеясь скоростью привести себя в норму.
Когда я был уже на Можайском шоссе, пошел дождь. В дождь на "Ниве"
ездить приятно, особенно если "воткнуть" передний мост, - машина становится
устойчивой, тяжелой и послушной.
Однако пришлось сбавить скорость: трактор разворотил обочину, комья
земли и глины оказались прямо на проезжей части, и я боялся, что машину
"поведет". Тут-то и возник на обочине высокий неопределенного возраста
человек в плаще. Я не сразу заметил, что руки у него в крови, а на руках кот
с изодранным брюхом. Кот смотрел на меня с надеждой. Я остановил машину и
посадил их обоих.
- Подстелить бы, тряпочки у вас нет? - спросил прохожий.
- Да садитесь быстрее, - нетерпеливо сказал я, - дождь же. - И, когда
они уселись, рванул с места. - Куда?
- Можайск. По дороге?
- Нет, конечно, но довезу. В больницу кота?
- Да.
- Но есть же ближе, в Рузе...
Попутчик помолчал чуть-чуть.
- Ну, если для вас семь верст не крюк, поехали в Рузу. Вы не спешите?
Я спешил всю жизнь, но какое это имеет значение, когда рядом мучается
Божья тварь. Свернул направо, в Рузу.
Но до Рузы не доехали. Недалеко от деревни Нестерово была больница.
Кота там зашили, и я, склонный доводить всяческие истории до конца, отвез
потом своих пассажиров в Можайск.
Возле Можайска мы познакомились. Кота звали Антоном, а попутчика -
Николаем Константиновичем.
- Прокурор района, - представился попутчик и посмотрел на меня, ожидая
реакции.
Но реакции с моей стороны никакой не было, я только сказал, что это
забавно.
- Что же тут забавного?
- А забавно здесь то, что я тоже прокурор, - ответил я, - только кроме
того еще - книги пишу. А живу в Москве.
Николай Константинович ничего не ответил. Позднее мы подружились. Жизнь
его, характер я описываю уже много лет. А назвал я героя своих
многочисленных историй по имени деревни, где спасли кота.
С тех пор прошло много лет. Прокурор был переведен в Москву. Я ушел из
прокуратуры, завел собаку Штучку и кота Агата и продолжаю дружить с хозяином
кота Антона.
Иногда я даю ему почитать его собственные истории в моей интерпретации.
Он относится к ним серьезно, давая мне, однако, право сочинять то, что не
успел или не захотел рассказать сам.
Антон, заметно похудевший в последние дни, был пьян - второй раз в
жизни. Первый - котенком, когда ему кто-то перебил лапу, она болела,
гноилась, и он день и ночь жалобно мяукал, больше не от боли, а от обиды на
судьбу, которая под материнским брюхом обещала быть теплой и доброй, но
оказалась жестокой и нехорошей.
Чтобы как-то облегчить страдания, его напоили валерьянкой. Запах
валерьянки Антон помнил долго. Ему было хорошо. Его пригрели и оставили
дома. Поначалу он боялся, что выбросят на улицу, но этого не произошло. Его
раскормили, и за несколько месяцев он вырос в дородного, красивого



Назад